Font Size

Cpanel

От нефтехимии до судостроения: роль нефтяных компаний в развитии российских регионов

pusenkova2В статье рассматриваются проблемы и противоречия, связанные с участием национальных нефтяных компаний в индустриализации страны своего базирования. В российском контексте особый интерес представляет реализация Роснефтью двух крупных проектов на Дальнем Востоке России: Восточной нефтехимической компании и судостроительного комплекса «Звезда». В публикации изучаются текущее состояние, перспективы и риски проектов, а также их значение для экономики России и Дальневосточного региона.

«Чтобы солнце взошло на Востоке…»

В. Высоцкий

* Статья подготовлена в рамках проекта «Регионы России в меняющемся мировом пространстве: анализ системных рисков развития, географии производства и импорта оборудования для ведущих отраслей, новых векторов экономического роста» Программы Президиума РАН № 53 «Пространственная реструктуризация России с учетом геополитических, социально-экономических и геоэкологических рисков».

Осень в России всегда богата на знаковые события. Не оказался исключением и сентябрь 2018 года.

Сентябрьские выборы российских губернаторов, особенно в Дальневосточном федеральном округе, четко выявили давно назревшие там (и никак не решаемые) экономические и социальные проблемы. Действительно, округ отстает от остальных российских регионов по ключевым социальным показателям: от продолжительности жизни (самой низкой в России) до доли аварийного жилья. Неудивительно, что продолжается отток населения с Дальнего Востока: только за 2017 год его покинули 17 тыс. человек. Поначалу правительство рассчитывало, что льготные инвестиционные режимы (территории опережающего развития и свободный порт Владивосток) и бесплатная раздача земли («дальневосточный гектар») помогут удержать людей в регионе - но остановить массовый исход жителей из него они пока не смогли. А это острейшая проблема, учитывая географическое положение Дальнего Востока рядом со странами АТР, в первую очередь с Китаем. С одной стороны, такое соседство создает дополнительные возможности для округа, с другой – дополнительные риски.

При этом проходивший в сентябре во Владивостоке четвертый Восточный экономический форум вновь подчеркнул взятый Россией стратегический курс на сближение со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, опять же, прежде всего с Китаем, который приобретает особое значение для России в условиях западных санкций.

И в том же сентябре Владимир Путин принял участие в церемонии закладки танкера типа «Афрамакс» и заливки первого куба бетона в основание самого крупного сухого дока в России – торжества происходили на дальневосточной суперверфи «Звезда».

Дальневосточный регион все последние десятилетия оставался одной из самых проблемных территорий России, о трудностях которой много говорилось, но мало делалось для их преодоления. В последние годы Роснефть начала там довольно активную деятельность. Каковы же ее результаты?

Открыт закрытый порт Владивосток

Очевидно, что один из способов улучшения социально-экономической ситуации на Дальнем Востоке – создание новых современных производств и квалифицированных и высокооплачиваемых рабочих мест для россиян. Не менее очевидно, что в стране, где нефть и газ – наше все, российские нефтяники должны вносить вклад в данный процесс. В принципе, это происходит во многих нефтегазодобывающих странах, где имеются национальные нефтяные компании (полностью или частично принадлежащие государству). Помимо своих непосредственных производственных обязанностей – добыче, переработке и сбыту нефти – они еще и осуществляют различные некоммерческие функции, т.е. выполняют задачи «национальной миссии». В частности, традиционное некоммерческое обязательство национальных нефтяных компаний – содействовать индустриализации родной страны. Иногда им приходится и способствовать развитию отсталых регионов своей родины. Правда, пожалуй, ни в одном другом государстве проблема социально-экономического неравенства территорий не стоит так остро, как в России.

Для российской национальной нефтяной компании, Роснефти, Дальний Восток становится стратегическим регионом. Роснефть целеустремленно движется на восток, укрепляя энергетическую дружбу с АТР, в первую очередь с Китаем. Более того, за последние 15 лет, агрессивно поглощая российских конкурентов, она приобрела ценные активы в этой части страны, превратившись в основного нефтяного игрока на востоке России. При этом, как национальная нефтяная компания, Роснефть призвана содействовать российской индустриализации. В определенном смысле это отвечает ее долгосрочным стратегическим интересам: создание промышленных мощностей в смежных секторах, например, в судостроении, может способствовать решению ее производственных задач, таких как освоение арктического шельфа. Кроме того, поскольку Роснефть настаивает на том, что подобные проекты помогают развитию отсталых регионов и поддерживают российских производителей, она с полным основанием просит у правительства дополнительных льгот, которые облегчают ее деятельность по содействию индустриализации.

В этой связи особый интерес представляют два проекта Роснефти на Дальнем Востоке, в которых, как в зеркале, отразились все проблемы и противоречия российской региональной и энергетической политики.

Китайская химия и российская жизнь

Первый проект направлен на укрепление нефтехимического сегмента Роснефти, и, одновременно, создание промышленного кластера на Дальнем Востоке: это Восточная нефтехимическая компания (ВНХК). Когда ВНХК замышлялась, ожидалось, что она поможет развитию национальной промышленности и созданию новых рабочих мест, будет способствовать экспорту продукции с высокой добавленной стоимостью на премиальные рынки АТР и посодействует удовлетворению растущего спроса на Дальнем Востоке на моторное топливо и продукцию нефтехимии.

Стратегический характер проекта определяется, мягко скажем, далекой от идеала ситуации в российской нефтехимии, отчасти потому, что этот сегмент был и остается «пасынком» наших вертикально-интегрированных нефтяных компаний. Цифры говорят сами за себя: доля нефтехимии в российском ВВП составляет всего 1,5%. На Россию приходится лишь 1% мирового производства нефтехимической продукции, и она занимает 20 место в мире по этому показателю, уступая не только США и ЕС, но и Таиланду, Бразилии, Ирану и Китаю. Некоторые виды нефтехимической продукции с высокой добавленной стоимостью, такие как специальные композиты или добавки, в России просто напросто не выпускаются. Однако в последнее время наметился определенный прогресс в этой сфере, поскольку правительство заинтересованно в максимальной монетизации российских углеводородных запасов – и Роснефть активно участвует в этой монетизации.

Роснефть, которую тогда возглавлял Эдуард Худайнатов, создала ВНХК со штаб-квартирой в Находке еще в 2011 году. Но проект долго буксовал, во многом из-за колоссальных инвестиций, требующихся для его реализации. В 2013-2014 годах Игорь Сечин, возглавивший Роснефть, несколько раз заявлял, что готов предложить долю в проекте китайским и японским компаниям. Одновременно Роснефть пыталась получить под него финансирование из Фонда национального благосостояния, но после продолжительной борьбы за эти деньги пришли к компромиссу: Роснефти средства не выделили, зато двум ее дальневосточным проектам (ВНХК и «Звезде») предоставили статус Территории опережающего развития. На практике это означало, что определенные элементы инфраструктуры ВНХК будут включены в федеральные целевые программы. Но все равно дела шли медленно: помешал экономический кризис и санкции против России в целом и Роснефти в частности.

Прорыв наметился в сентябре 2015 года, когда Роснефть подписала меморандум с Китайской национальной химической корпорацией (China National Chemical Corporation, ChemChina) во время визита Владимира Путина в Пекин. Затем, в июне 2016 года, российская и китайская компании заключили соглашение о совместной подготовке ТЭО, и об участии ChemChina в проекте с 40% долей и пропорциональным распределением финансирования.

Далее, в декабре 2016 года главы Роснефти Игорь Сечин и СhemChina Ян Синцян подписали Соглашение об основных условиях создания совместного предприятия на территории опережающего развития Большой Камень в Приморском крае. По планам, СП построит завод, который будет выпускать полимерные покрытия и краски (до 50 тысяч тонн продукции в год), в том числе специальные морские и арктические судовые покрытия. А те, в свою очередь, будут использоваться на другом дальневосточном предприятии Роснефти – на «Звезде».

Тогда же, в декабре проект ВНХК получил дополнительную весомую поддержку: Владимир Путин дал распоряжение правительству решить вопрос снабжения ВНХК газом и порекомендовал Газпрому подключить предприятие к газопроводу. Кабинет министров также должен был рассмотреть возможность включения в соответствующие федеральные и региональные целевые программы меры по строительству объектов внешней инфраструктуры для компании и профинансировать это строительство из федерального бюджета. Соответственно, администрация Приморского края должна была встроить в свои региональные программы планы по созданию систем водоснабжения, автомобильных дорог и социальных объектов для ВНХК на условиях софинансирования с федеральным бюджетом. Кроме того, правительство должно было принять решение о выделении Роснефти земельных участков без проведения тендеров.

В феврале 2017 года Роснефть представила на рассмотрение правительству финансово-экономическую модель и план развития производства. По нему первая очередь мощностью 12 млн т переработки нефти заработает в 2020 году. Вторую очередь с производством 3,4 млн т нефтехимической продукции в год запустят в 2022 году, а третью (еще 12 млн т нефти и 3.4 млн т нефтехимии) — в четвертом квартале 2028 года. Нефтехимическая продукция будет поставляться на внутренний рынок и в АТР. Первоначально проект был гораздо масштабнее: планировались три линии и мощность переработки до 30 млн т/год, но от этого замысла пришлось отказаться из-за проблем с финансированием и поставками сырья.

В сентябре 2017 года на третьем Восточном экономическом форуме ВНХК и Корпорация развития Дальнего Востока подписали соглашение о деятельности на территории ТОР. В соответствии с ним ВНХК получила статус резидента ТОР Нефтехимический, который ей очень пригодится при создании дальневосточного нефтехимического кластера.

Было очевидно, что Роснефть вряд ли справится с этим проектом без иностранных компаний, и санкции, хотя и не распространяющиеся напрямую на нефтехимическую промышленность, усложнили ей поиск западных партнеров. Однако в августе 2017 году Игорь Сечин подчеркнул, что получал предложения по поводу ВНХК даже от американских корпораций, но с точки зрения интегральных подходов, безусловно, считает намного более интересными предложения, которые делал Китай.

Несмотря на мощное лоббирование Роснефтью данного проекта, у ВНХК возникла проблема с поставками газа: получив распоряжение президента РФ, Газпром, казалось, был готов построить необходимую инфраструктуру, но было не ясно, готов ли он фактически поставлять газ и договориться с Роснефтью о цене поставок (вечный камень преткновения для двух компаний). Еще в августе 2017 года Игорь Сечин жаловался Владимиру Путину, что отсутствие соглашения с Газпромом по поставкам газа на комплекс может сорвать сроки его сдачи в эксплуатацию.

А в декабре 2017 года появилась информация еще об одной сложности проекта: Игорь Сечин сообщил, что, несмотря на прямые указания Владимира Путина, до сих пор не сформированы предложения о бюджетном финансировании строительства многих объектов внешней инфраструктуры.

В феврале 2018 года Минэкономики порекомендовало Роснефти оптимизировать капитальные вложения, чтобы ВНХК вышла на окупаемость. В компании ответили, что для реализации ВНХК требуется проектное финансирование: с ним комплекс окупится за 25 лет или быстрее.

Тогда же, в феврале 2018 года вице-премьер Юрий Трутнев дал любопытную характеристику проекту ВНХК, назвав его «вполне реализуемым». (То есть все-таки сомнения в возможности его реализации у правительства были). Он признал, что есть трудности с его осуществлением, в том числе с получением газа, необходимого для работы предприятия. И добавил: «я думаю, что в ближайшее время проект стартует», пообещав, что правительство будет оказывать ему всяческую поддержку.

В марте 2018 года Игорь Сечин совершил поездку на Дальний Восток, и заявил, что «сейчас мы пересматриваем структуру проекта по строительству нефтехимического комплекса в связи с изменением макроэкономических условий». Действительно, летом этого года Роснефть скорректировала финансовую модель ВНХК — компания решила увеличить объем ежегодно производимого заводом топлива. Так что проект, теоретически запущенный еще в 2011 году, практически до конца пока не согласован.

Помимо этих чисто внутренних российских проблем, очевидно, что ВНХК, когда она, наконец, заработает, столкнется с серьезными трудностями при поставках нефтепродуктов и нефтехимической продукции в АТР, где царит очень жесткая конкуренция: ведь нефтехимические производства хорошо развиты в и в Китае, и в Японии, и в Южной Корее. Очевидно, Роснефть ожидает, что ChemChina поможет ей с поиском рынков сбыта для продукции.

Несмотря на все текущие и потенциальные сложности, проект ВНХК в целом вписывается в стратегию Роснефти, поскольку призван развивать ее нефтехимический сегмент, что соответствует практике других международных и национальных нефтяных компаний. Второй же дальневосточный проект Роснефти гораздо более сложен и противоречив.

Суперзвезда Роснефти

Создание судостроительных мощностей для своих грандиозных планов по освоению континентального шельфа – еще одна сфера, где Роснефть может внести вклад в индустриализацию России. Тем более, что и в этой сфере ситуация складывается не самая простая. После распада Советского Союза гражданская судостроительная промышленность России оказалась на грани краха. Те отечественные предприятия, которые к концу 1980-х годов наладили выпуск оборудования для морских буровых работ, в начале 1990-х практически впали в кому. Многие квалифицированные работники покинули отрасль в поисках заработков, и в результате Россия столкнулась с острой нехваткой кадров и современных технологий гражданского судостроения. Долгое время российским нефтегазовым компаниям приходилось размещать большинство заказов на суда за рубежом. Действительно, сейчас на Китай приходится более 40% заказов на строительство новых судов, на Южную Корею – около 35%, на европейские верфи – примерно 7%, а на Россию – всего 0,3-0,6%. Россия отстает не только по количественным, но и по качественным параметрам: удельная трудоемкость постройки судов (человеко-час/CGT – Compensated Gross Tonnage) в России (70-80) значительно превышает этот показатель в Японии (10-15). Южной Корее (13-20) и Европе (40-50). Ожидалось, что «Звезда» поможет возродить наше гражданское судостроение, поскольку замышлялась она как первая российская суперверфь, способная выпускать танкеры, газовозы, элементы буровых платформ, суда снабжения и т.п., необходимые для освоения континентального шельфа, в том числе арктического.

Путь к «Звезде», как водится, шел через тернии. Строительство суперверфи в городе Большой Камень стартовало в 2009 году в присутствии Игоря Сечина бывшего тогда вице-премьером. Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) должна была создавать ее вместе с южнокорейской Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering Co. (DSME, подразделением Daewoo, признанным мировым лидером в области гражданского и военного судостроения).

Однако в 2012 году DSME вышла из проекта, и строительство верфи стало буксовать. Это сильно беспокоило Роснефть, опасавшуюся, что ОСК не завершит проект вовремя, и компании не удастся получить нужное ей оборудование для шельфа. Но в 2013 году появились признаки, что строительство все-таки ускорится, поскольку было принято стратегическое решение размещать основные заказы Роснефти на «Звезде», и были сформулированы жесткие требования к локализации производства. И в том же 2013 году ОСК передала 75% минус две акции Дальневосточного центра судостроения и судоремонта (ДЦСС) консорциуму, созданному Роснефтью, Роснефтегазом и Газпромбанком.

В ноябре 2013 года Роснефть, Газпромбанк, Совкомфлот и DSME (решившая вернуться в проект) подписали меморандум об основных принципах сотрудничества при создании судостроительного и промышленного кластера в Приморском крае в присутствии президентов обеих стран в ходе официального визита Владимира Путина в Южную Корею. Кластер должен был создаваться на базе ДЦСС, ядром которого станет новый судостроительный комплекс «Звезда». Ожидалось, что комплекс будет иметь значительный мультипликативный эффект для экономики региона. Ведь хорошо известно соотношение: один человек, работающий в судостроительной промышленности, обеспечивает работой 4-5 человек в смежных отраслях. До 2035 года правительство утвердило расчетную программу по строительству 178 единиц судов и морского оборудования на Звезде, которые необходимы для достижения окупаемости проекта. Пилотную загрузку комплексу будет обеспечивать Роснефть, которая в 2014 году заключила с ДЦСС эксклюзивное соглашение о размещении всех своих заказов на строительство новой морской техники и судов на его мощностях.

В определенном смысле «Звезде» не повезло: она была задумана с расчетом на масштабные заказы российских нефтяников и газовиков, главным образом для освоения Арктики и шельфа. Но из-за падения цен на нефть и западных санкций большинство российских шельфовых и арктических проектов были заморожены, и заказы на новые суда, естественно, сократились. Немногочисленные выжившие проекты (такие как Ямал-СПГ НОВАТЭКа и каспийские и балтийские месторождения ЛУКОЙЛа) размещали заказы на суда либо за границей, либо на уже существующих в России верфях.

Один в море не воин

Как и в случае с ВНХК, Роснефть стала создавать «Звездные» партнерства с ведущими международными производителями специализированного оборудования для своей супер-верфи. Что особенно важно, иностранные партнеры помогут Роснефти развивать компетенции в этой новой для нее сфере деятельности и обучать российский персонал.

Список новых альянсов Роснефти впечатляет: среди западных компаний особенно активно и последовательно развивается сотрудничество с General Electric. Еще в 2013 году на Петербургском международном экономическом форуме Роснефть и GE заключили соглашение о стратегическом сотрудничестве при реализации инновационных технологических проектов, направленных на развитие и модернизацию топливно-энергетического комплекса.

В феврале 2014 года в присутствии Дмитрия Медведева Роснефть и GE подписали соглашение об учреждении совместных предприятий. В сентябре 2015 года на Восточном экономическом форуме партнеры заключили ряд контрактов, направленных на расширение локализации передовых технологий в нефтегазовой отрасли и судовом машиностроении на территории России. Контракты предусматривают производство устьевого оборудования и фонтанных арматур, а также винто-рулевых колонок (ВРК).

В 2015 году General Electric и Роснефть учредили совместное предприятие, Прикладной инженерный и учебный центр «Сапфир», основная задача которого – развитие инициатив Роснефти с использованием передовых технологий GE. Для реализации проекта по сборке и техническому обслуживанию винто-рулевых колонок, а также локализации производства в России основных элементов системы электродвижения на территории Звезды учреждены два совместных предприятия Роснефти и General Electric: Завод по производству винто-рулевых колонок «Сапфир» и Завод по производству судового электрооборудования «Сапфир».

В сентябре 2015 года Роснефть и GE заключили соглашение о сотрудничестве в локализации систем динамического позиционирования судов, приспособленные для работы в сложных климатических условиях.

А в феврале 2016 года Роснефть, GE и Трансмашхолдинг подписали контракт о локализации производства судовых двигателей GE модели V250 в Пензе и поставке их на «Звезду».

Сотрудничество Роснефти с западными партнерами не ограничивается GЕ. В марте 2016 года Роснефть и Siemens AG заключили Соглашение о сотрудничестве и партнерстве: стороны договорились оценить потенциал совместной деятельности в сфере инновационных решений для судостроения. Речь, в том числе, идет о возможности реализации концепции «цифровой» верфи, а также проектов по созданию подводных энергосистем и плавучих комплексов для добычи, хранения и отгрузки нефти (FPSO).

В июне 2016 года Роснефть и итальянская Fincantieri подписали договор о сотрудничестве в разработке новых типов судов, которые будет выпускать «Звезда». Такой альянс особенно полезен для Роснефти, поскольку в группу компаний Fincantieri, которая существует уже 230 лет, входит 21 верфь на четырех континентах. Холдинг построил более 7000 судов, так что опыта в судостроении ему не занимать.

Кроме того, Роснефть, Keppel Offshore and Marine и MH Wirth подписали в 2016 году соглашение о создании в России Центра инженерно-технического проектирования морских буровых установок. Центр «Звезда- Keppel» будет разрабатывать проекты морских буровых платформ, которые будут совместно выпускать Keppel FELS и «Звезда». Отметим, что Keppel Offshore and Marine – международный лидер в проектировании, строительстве и ремонте морских буровых установок, а также специализированном судостроении. А MH Wirth – ведущий мировой поставщик буровых услуг.

В сентябре 2017 года при поддержке Роснефти «Звезда» заключила соглашение с французской инжиниринговой компанией Gaztransport & Technigaz (GTT) о технической оценке возможностей «Звезды» по строительству хранилищ сжиженного газа мембранного типа с целью приобретения лицензии GTT на строительство судов-газовозов. После подготовки кадров, ответственных за реализацию проекта, «Звезда» разработает полномасштабную модель системы хранения сжиженного газа, а французская компания сможет принять решение о предоставлении судоверфи соответствующего сертификата.

Помимо западных компаний, «Звезда» очень активно наращивает сотрудничество с первой тройкой южнокорейских судостроителей - Hyundai, Daewoo и Samsung - которые заслуженно относятся к элите мирового судостроения.

В сентябре 2016 года при поддержке Роснефти ДЦСС и Hyundai Heavy Industries заключили договор о создании СП в области инжиниринга и управления проектами. В частности, сотрудничество с южнокорейским партнером обеспечит ДЦСС доступ к уникальным технологиям производства передовой морской техники, такой как современные танкеры «Афрамакс», работающие на газомоторном топливе. В апреле 2017 года «Звезда» и южнокорейская компания создали СП «Звезда-Хендэ».

В июне 2017 года Роснефть и Hyundai Samho Heavy Industries Co. Ltd. (HSHI) на XXI Петербургском международном экономическом форуме подписали соглашение, по которому южнокорейская компания окажет техническую поддержку в проектировании и строительстве танкеров класса «Афрамакс» на «Звезде». HSHI будет контролировать соответствие конструкторской документации базовому проекту судна, который передается в капитал совместного предприятия.

Особенно щедр на соглашения с корейцами оказался третий Восточный экономический форум в сентябре 2017 года: тогда «Звезда-Хендэ» заключило договор с «ЦКБ «Лазурит» на разработку проектной документации для строительства танкеров «Афрамакс».

При поддержке Роснефти Востокпроектверфь, дочернее предприятие ДЦСС, и DSEC Co., Ltd , инжиниринговая компания - основной партнер Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering, подписали соглашение о создании совместного предприятия, которое будет предоставлять услуги по проектированию, инжинирингу, поставкам, управлению и надзору в области строительства верфей.

Тогда же «Звезда» согласовала с Samsung Heavy Industries Co. основные условия по созданию совместного предприятия для управления строительством арктических челночных танкеров дедвейтом от 42 до 120 тыс. т.

А год спустя «Звезда» и Samsung Heavy Industries на четвертом Восточном экономическом форуме подписали соглашение о создании совместного предприятия для управления проектами по строительству челночных танкеров. Samsung Heavy Industries предоставит «Звезде» технические спецификации, документацию базового и детального проекта судов, а также поможет в разработке рабочей документации совместно с ЦКБ «Лазурит». Кроме того, южнокорейская компания обеспечит техническую поддержку планирования, управления и контроля качества при строительных и монтажных работах, а также инженерно-техническое сопровождение строительства челночных танкеров. Что особенно важно, Samsung Heavy Industries проведет обучение российского персонала на своей верфи и организует для него производственную практику. Такое сотрудничество очень ценно для «Звезды», поскольку SHI обладает огромным опытом в проектировании и строительстве арктических челночных танкеров: ее верфи выпустили 48 челночных танкеров (39% от общего количества судов этого типа), в том числе десять челночных танкеров арктического класса (из двенадцати, существующих в мире).

Так что западные и южнокорейские партнеры передают Роснефти компетенции и управленческие навыки, необходимые для реализации столько сложного проекта. При этом, хотя Роснефть и делает акцент на локализации производства, ей все равно приходится в широких масштабах закупать специализированное оборудование за рубежом, в основном в Китае (значит, косвенно она поддерживает китайского производителя).

Например, в марте 2016 года, во время визита в Китай Игорь Сечин подписал несколько соглашений о поставках для «Звезды» уникального оборудования. «Звезда» заключила контракт с China Heavy Industry Corporation Nantong на поставку 9 кранов (в том числе крана Голиаф грузоподъемностью 1200 т), и с Suzhou Dafang Special Vehicle Co. на поставку 5 самоходных тяжелых транспортеров. Вскоре после этого, в июне 2016 года, «Звезда», China Shipbuilding & Offshore International Co. и Qingdao Beihai Shipbuilding Heavy Industry Co. подписали контракт на строительство и поставку транспортно-передаточного дока грузоподъемностью в 40 тыс. т для «Звезды» в присутствии Владимира Путина и Си Цзиньпина. По контракту китайские компании разработают проектно-конструкторскую документацию, изготовят оборудование, обучат экипаж и проведут окончательные испытания дока в бухте Большой Камень. Такая техника еще никогда не использовалась в российском судостроении.

В этой связи возникает несколько вопросов. Сможет ли Роснефть в перспективе организовать производство такой техники и оборудования в России (и создавать, тем самым, новые рабочие места), или продолжит и дальше закупать их в Китае? И стоит ли стремиться к тотальному освоению выпуска судостроительной техники и оборудования в России или все-таки лучше пользоваться преимуществами международного разделения труда? Ведь даже норвежская Equinor (в прошлом Statoil) не размещает все свои заказы на морскую технику в Норвегии, хотя страна широко известна своими компетенциями в этой сфере. Иногда компания считает для себя коммерчески гораздо более выгодным закупать ее, например, в Южной Корее. Так что в российской ситуации задачи по созданию новых рабочих мест за счет налаживания тех же судостроительных производств в стране могут вступать в противоречие со стремлением обеспечить экономическую выгоду и эффективность проекта за счет закупки техники в других государствах.

Хотя большинство партнеров «Звезды» – иностранные компании, Роснефть старалась вовлечь в процесс и ведущих российских производителей. Так в декабре 2016 года, Роснефть (25%) и Уральская горно-металлургическая компания (75%), один из лидеров российской горно-металлургической отрасли, решили создать СП (Восточную горно-металлургическую компанию), которое будет поставлять крупноформатные стальные листы для «Звезды», а также осуществлять горные и металлургические проекты на востоке России.

А в июле 2018 года «Звезда» и Уралмашзавод на Международном Дальневосточном морском салоне заключили договор на поставку двух мостовых кранов грузоподъемностью 320 т каждый. В соответствии с ним, Уралмашзавод произведет поставку кранов, монтаж, сборку, пуско-наладочные работы и обучение персонала. Уралмашзавод - одно из крупнейших российских предприятий по выпуску оборудования для металлургии, горнодобывающей промышленности и энергетики.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Помимо создания СП с иностранными партнерами, успех «Звезды» зависит и от наличия реального спроса на суда. С самого начала было оговорено, что Роснефть явится главным заказчиком «Звезды». Правда, Роснефть пыталась получить и внешние заказы от российских компаний, в том числе с применением административного ресурса. Так, в июле 2015 года Игорь Сечин попросил Владимира Путина поддержать «Звезду» за счет введения специальных законодательных мер, направленных на размещение на «Звезде» всех контрактов российских предприятий на строительство судов и судового оборудования (имея в виду Газпром, НОВАТЭК, ЛУКОЙЛ и т.п.). Однако, российские корпорации не торопились строить свои суда на новой суперверфи, очевидно, не будучи уверенными в оптимальном сочетании цены, качества и сроков.

Поэтому Роснефти пришлось самой заполнять образовавшуюся брешь. Так, в сентябре 2015 года Роснефть и ДЦСС на Восточном экономическом форуме подписали контракты на проектирование, строительство и поставку двух многофункциональных судов снабжения усиленного ледового класса. Новые суда длиной около 100 м могут эксплуатироваться в особо сложных природных условиях, например, на шельфовых арктических проектах Роснефти.

В сентябре 2016 года Роснефтефлот («дочка» Роснефти) и «Звезда» подписали контракты на поставку танкеров: «Звезда» построит пять «зеленых» танкеров «Афрамакс» дедвейтом 114000 т. Эти танкеры - суда нового типа, работающие на газомоторном топливе и соответствующие высоким экологическим стандартам и новым жестким правилам по ограничению выбросов оксидов серы и парниковых газов в бассейне Балтийского и Северного морей, которые будут введены с 2020 года.

Тогда же Роснефть и ДЦСС подписали контракты на поставку двух многофункциональных судов снабжения усиленного ледового класса Icebreaker 7.

В октябре 2017 года «Звезда», Роснефтефлот и Таймырнефтегаз договорились о строительстве и эксплуатации 10 арктических танкеров-челноков дедвейтом 42 тыс. т каждый. Танкеры усиленного ледового класса ARC7 предназначаются для работы во льдах толщиной до 1,8 м при температуре воздуха до минус 45 градусов. Новые танкеры планируется использовать для перевозки нефти, добываемой на Пайяхском месторождении, из устья реки Енисей по Северному морскому пути, как в западном, так и восточном направлении.

В мае 2018 года Роснефтефлот и «Звезда» заключили договор на строительство танкера-челнока Arc6 дедвейтом 69000 т. Договор предусматривает опцион на строительство второго аналогичного судна. Танкеры усиленного ледового класса Arc6 предназначаются для работы во льдах толщиной до 1,5 м при температуре воздуха до минус 45 градусов.

А в сентябре 2018 года Роснефть, «Звезда», Арктик Лизинг (компания группы ВЭБ-Лизинг) и СКФ Эко (компания группы Совкомфлот) в рамках Восточного экономического форума заключили ряд контрактов по строительству двух нефтеналивных танкеров типа «Афрамакс», использующих СПГ в качестве топлива, с их последующим долгосрочным фрахтованием.

Все это были заказы исключительно Роснефти и ее «дочек». Понятно, что для успеха «Звезды» нужны были и внешние контракты, с которыми дело обстояло хуже. Только в сентябре 2017 году, как раз к визиту президента России на «Звезду», суперверфь нашла свой первый сторонний заказ на 5 млрд руб. Росморпорт и Роснефть заключили соглашение о строительстве на верфи мелкосидящего ледокола с осадкой около 3 метров и мощностью 6,4 МВт. Ледокол будет использоваться для проводки судов в российских морских портах и на подходах к ним.

Так что на сегодня портфель заказов «Звезды» состоит из 26 судов:

● четыре многофункциональных судна снабжения ледового класса;

● десять танкеров класса «Афрамакс»;

● десять арктических танкеров-челноков дедвейтом 42 тыс. т;

● арктический танкер-челнок дедвейтом 69 тыс. т;

● мелкосидящий ледокол.

Роснефть намеревается увеличить свой портфель заказов, и планирует, что в перспективе доведет его до 118 единиц (но все равно это на треть меньше, чем заветная цифра в 178 единиц к 2035 году, необходимых для окупаемости проекта).

Ожидается, что три очереди проекта достроят к 2024 году. Но уже сейчас можно подвести некоторые итоги работы «Звезды» с точки зрения ее вклада в улучшение экономического и социального положения Дальневосточного региона. Во время своего мартовского визита на Дальний Восток Игорь Сечин подчеркнул: «Реализуемые в Приморье проекты компании уже позволили создать две тысячи рабочих мест. Мы планируем создать еще 5 тыс. рабочих мест, строим жилье. Сейчас введено в эксплуатацию 150 квартир в Большом Камне. До 2023 будет построено около 7 тыс. квартир». К тому же Роснефть занимается развитием социальной инфраструктуры в Большом Камне – строит газопровод, электрическую подстанцию, прорабатывает вопрос создания медицинского диагностического центра. Много это или мало, учитывая масштаб социальных проблем Дальнего Востока, и поможет ли это остановить отток населения из региона? Время покажет.

***

Итак, в условиях антироссийских санкций, «Звезда» стала важной движущей силой импортозамещения оборудования для освоения шельфа, а также индустриализации Дальнего Востока, а Роснефть вышла в новую для себя сферу – судостроение. Но очевидно, что без зарубежных технологий, например, для газовозов, полноценное импортозамещение шельфовой техники невозможно, поэтому ей необходимо привлекать иностранных технологических партнеров, поиск которых затруднился из-за санкций. Помимо этого, «Звезда» сталкивается с рядом серьезных проблем – от поиска финансирования до формирования реального портфеля заказов, основанного на спросе. Очевидно, выпуск шельфового оборудования шел бы активнее, если бы к новым шельфовым проектам допускали не только Роснефть и Газпром, но и частные компании, типа ЛУКОЙЛа, имеющего впечатляющий опыт добычи на морских месторождениях, как в России, так и за рубежом.

Кроме того, примеры других национальных нефтяных компаний, вроде бразильской Petrobras, показывают: судостроение - довольно спорный вид непрофильной деятельности для нефтяных компаний. Petrobras тоже взялась поднимать бразильскую судостроительную промышленность с помощью южнокорейских компаний, чтобы обеспечить свои потребности в судах для освоения подсолевого горизонта. Однако, компания тем самым возложила на себя слишком тяжкое бремя, которое затруднило выполнение ее основных производственных задач. А чересчур жесткие требования к локализации, введенные бразильским правительством, ослабили интерес иностранных инвесторов к участию в шельфовых проектах Petrobras.

Хотя Роснефть способствует развитию восточных регионов России, может оказаться, что она слишком разбрасывается, берясь за тот вид непрофильной деятельности, в которой она пока не имеет реальных компетенций. В любом случае в ближайшие годы станет ясно, сможет ли Россия благодаря Роснефти войти в эксклюзивный клуб глобальных судостроителей.

Библиография

1. Пусенкова Н.Н. Новые звезды мировой нефтянки: истории успехов и провалов национальных нефтяных компаний. М., Идея-пресс, 2012.

2. James Henderson, Rosneft: On the Road to the Global NOC Status? Oxford Institute for Energy Studies, Working Paper 44, 2012.

3. Эрнст энд Янг. Нефтехимия в России: выбор вектора развития. Москва, июнь 2015 г.

4. Судостроительная промышленность России. Итоги 2013 года. Прогноз до 2020 года. Дата выпуска: 10 апреля 2014 г.

5. www.rosneft.ru

6. Нефтегазовая вертикаль, 2010-2018 гг.

7. Нефть и капитал, 2010-2018 гг.

8. Коммерсантъ, 2010-2018 гг.

9. Ведомости, 2010-2018 гг.

Н.Н. Пусенкова,

к.э.н., с.н.с., ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН,

руководитель Форума «Нефтегазовый диалог»

НОВЫЙ УРЕНГОЙ 2020 март
Землепользование при недропользовании 2020 февраль