Font Size

Cpanel

Право собственности на отходы: правовая категория или фикция

belov vaВ настоящей статье подвергается критическому анализу правомерность использования такого понятийного аппарата как «право собственности на отходы», а также предлагается альтернативных подход регулирования значимых для общества отношений, связанных с определением лица, ответственного за внесение платы за негативное воздействие на окружающую среду.

На законодательном уровне, в правоприменительной практике, а также в юридической литературе встречается такое понятие как «право собственности на отходы». В частности, такого рода указания содержатся в ст. 4 Федерального закона «Об отходах производства и потребления» (далее – ФЗ № 89-ФЗ)1, письмах уполномоченных органов2, судебной практике, а также в трудах и комментариях отечественных исследователей, в том числе М.В. Пономарева, Н.С. Зиновкина, М.А. Ермолиной, Е.В. Лунева Е.В, А.Г. Дудниковой и др.

Так, в качестве аргументации существования такой правовой категории как «права собственности на отходы» М.В. Пономарев указывает, что отходы производства и потребления являются особым объектом гражданского оборота, движимыми вещами, правовой статус и оборотоспособность которых определяется исходя из общих положений гражданского законодательства с учетом специальных требований, предусмотренных законодательством об отходах производства и потребления и об охране окружающей среды. Особые правила отчуждения и перехода права собственности на отходы тесно связаны с вопросом обеспечения выполнения их собственником обязанностей по содержанию своего имущества, в частности с соблюдением экологических требований3 .

В свою очередь М.А. Ермолина также отмечает, что право собственности на отходы принадлежит собственнику сырья, материалов, полуфабрикатов, иных изделий или продуктов, а также товаров (продукции), в результате использования которых эти отходы образовались4 . А.Г. Дудникова указывает, что собственник отхода – это лицо, которое вправе распорядиться данной собственностью свободно, если это не наносит вред охраняемым законом интересам. В части отхода – нельзя распорядиться отходом, просто оставив его в ненадлежащем месте, поскольку таким образом будут нарушены охраняемые законом охраняемые законом интересы собственника земельного участка, окружающей среды и т.п. Но передать отход в собственность лицу, которое правомерно им распорядится собственник отхода имеет право5

Применительно к вопросам распределения договорных обязанностей по внесению платы за негативное воздействие на окружающую среду Е.В. Лунена рекомендует включать условие в содержание договорной конструкции, где обязанность по внесению платежей за негативное воздействие на окружающую среду возлагается на специализированную организацию, о переходе права собственности на вывозимые отходы производства и потребления. Дело в том, что в гражданско-правовом значении отходы представляют собой вещи, поэтому их правовой режим определяется нормами одновременно как экологического, так и гражданского права6 .

Однако использование понятийного аппарата - «право собственности на отходы» независимо от ответа на вопрос о том, кто должен выполнять публичную обязанность по внесению платы за негативное воздействие, вызывает определенные сомнения на предмет обоснованности и правомерности как с точки зрения публичного, так и тем более - частного права. В связи с чем представляется актуальным в рамках настоящей статьи предпринять попытки в исследовании вопроса существования такой правовой категории как «право собственности на отходы», а также в разработке альтернативного аппарат регулирования значимых для общества отношений.

Представляется, что в целях детального анализа и формирования позиции относительно исследуемого вопроса, необходимо сосредоточиться на двух аспектах:

1) определении перечня объектов, на которые может возникнуть право собственности;

2) понятии отхода.

При рассмотрении вопроса в указанной плоскости представляются интересными рассуждения Г.С. Васильева, который подверг критическому анализу Определение ВС РФ от 04.02.2015 по делу № 301-КГ14-1670 по делу № А79-4567/20137 , где Судебная коллегия ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и признал требование банка о возврате денежных средств, уплаченных в качестве платы за негативное воздействие, необоснованным и не подлежащим удовлетворению, поскольку право собственности на отходы, если иное прямо не предусмотрено в договорах на размещение отходов, заключенных со специализированными организациями, остается за природопользователем (банком). В частности, ученый выдвигает следующие тезисы, имеющие отношение к настоящей работе:

1. сохранение собственности на отходы при сдаче их специализированной организации никак в решении не обосновано современные мусоровозы не просто перемешивают мусор разных отправителей, но и прессуют его. То содержимое мусорного бака, которое раньше можно было считать объектом права собственности природопользователя, исчезает;

2. сохранение права собственности за природопользователем означает, что и специализированная организация, осуществляющая вывоз отходов, и хозяин полигона, на котором они будут захоронены, совершают операции с чужим имуществом. Полномочия на это нельзя вывести из нормативных актов;

3. переход права собственности по договору об оказании услуг (договор на оказание услуг по размещению отходов) возможен. Услуга же в обсуждаемом случае состоит в том, что отчуждаемые предметы имеют отрицательную рыночную стоимость, а потому их хозяин не только не может рассчитывать на вознаграждение за свое имущество, но и сам должен заплатить за то, чтобы предмет кто-нибудь приобрел8 .

Несмотря на то, что ученый все-таки не отрицает существование такой правовой категории как «право собственности на отходы», он делает весьма справедливое замечание, которое заслуживает внимания – «право собственности исчезает у собственника имущества, когда последний поименовал его в качестве отхода».

В данной связи, необходимо отметить, что, традиционно, под правые собственности понимается наиболее полное абсолютное право, относящееся к такой категории прав как вещные права. Как справедливо отмечает Е.А. Суханов типичным вещным правом является право собственности, сущность которого раскрывается в «господстве над имуществом, имеющим значение вещи». При этом как справедливо отмечает ученый, объектами вещных прав признаются только вещи, материальные предметы (физически осязаемый объект), обладающий пространственными характеристиками, имеющий экономическую форму товара и в силу этого относящийся к объектам гражданских прав9 . Иными словами, только вещь может обладать ценностью – вещной ценностью10 , т.е. обладать потребительскими свойствами, позволяющими удовлетворить те или иные потребности лица из соответствующего имущества, в то же время если вещь не имеет экономической ценности и не может быть рассмотрена в качестве товара такое имущество не является по своей правовой природе вещью и не может признаваться объектом вещных правах – объектом права собственности.

Сказанное дает принципиальные основания для выдвижения тезиса: в случае если лицо указывает, что вещь для него преобразовалась в отход, одномоментно вещь исчезла как объект гражданского оборота и у такого лица пропало право собственности на указанное имущество, поскольку объектом права собственности может быть исключительно имущество, которое обладает вещной ценностью, т.е. потребительскими свойствами.

Однако некоторым может показаться, что такого рода толкование является некорректным, поскольку наличие или отсутствие потребительских свойств у конкретного объекта является оценочным критерием и зависит от того, кто является субъектом, в частности: для одних ламповый компьютер, старый автомобиль, продукт жизнедеятельности парнокопытного скота является отходом, а для других – это вещи, имеющие потребительские свойства, которые можно использовать, например, в качестве печатной машинки, транспортного средства или удобрения. Инструментом для парирования такого рода рассуждения является ответ на вопрос: какие взаимоотношения описывает (регулирует) право собственности, а также в каком значение необходимо рассматривать термин «отход»: субъективном или объективном. Представляется, что право собственности регламентирует исключительно субъект – объектную связь, т.е. предписывает за конкретным индивидуализированным субъектом общественных отношений права и обязанности по отношению к конкретной вещи. В то же время термин «отход», который используется как в текущей редакции ФЗ № 89-ФЗ, так и в ранее действующих (например, редакция от 01.01.2014 г.), также определяется с точки зрения субъективного восприятия конкретного лица с ранее существовавшей вещью, обладавшей полезными для субъекта свойствами (его отношения в рамках прежней субъект-объектной связи). Следовательно, в рассматриваемом контексте необходимо сделать вывод, что в случае если лицо пользуется имуществом, право собственности существует именно на вещь, поскольку присутствует вещная (потребительская) ценность, а, следовательно, субъект – объектная связь11 существует. В случае же если указанный субъект совершает конклюдентные действия, например, выбрасывает вещь в контейнер – она становится отходом и одномоментно с совершением указанных действий у указанного лица исчезает право собственности на вещь, при этом никакого преобразования (производного способа возникновения) права собственности не происходит и не может происходить. В отдельных случаях третье лицо никаким образом, несвязанное с прежним собственником вещи, может приобрести «выброшенную» вещь по правилам о бесхозяйственной вещи (ст. 225 Гражданский кодекс РФ (далее – ГК РФ12)), кладе (ст. 233 ГК РФ) или переработки (ст. 220 ГК РФ), однако все указанные модели обращения объектов в собственность являются первичными способами приобретения указанного абсолютного права, которые также возлагают на такого собственника соответствующие права и обязанности, при этом указанные способы не имеют какой-либо связи с ранее действовавших право собственности. Аналогичный подход, как представляется, необходимо применять по отношению к процессам сортировки и утилизации отходов, когда в процессе технологической переработки (ст. 220 ГК РФ) возникают новые объекты гражданского оборота (вещи), обладающие полезными свойствами.

Представляется, что указанный подход является весьма обоснованным, в том числе с точки зрения норм, закрепленных ГК РФ, в частности ст. 236 ГК РФ, которая указывает, что любое лицо вправе путем совершения соответствующих конклюдентных действий заявить о прекращении права собственности. При этом прекращение права собственности на конкретный объект гражданского оборота не означает, что у указанного лица также прекратились все обязанности, в том числе предусмотренные нормами как публичного, так и частного права. Аналогичная ситуация происходит и в договорных отношениях, где момент исполнения (расторжения) договора может не совпадать с моментом прекращения всех обязательств, возникших у его субъектов с (сторон договора) момента его заключения13 .

Таким образом, допустимо сформулировать следующие выводы:

1. использование понятия «право собственности на отходы» является некорректным и необоснованным как с точки зрения публичного, так и частного права, поскольку право собственности как категория вещного права может возникать исключительно на вещь, у которой присутствует вещная (потребительская) ценность, которая у отхода, очевидно, отсутствует;

2. существование обязанности по внесению платы за негативное воздействие за окружающую среду возникает не в связи с тем, что у лица существует право собственности на отходы, а постольку-поскольку у указанного лица помимо прав на конкретную вещь, находящуюся у него на праве собственности, существуют также и обязанности по его содержанию, в том числе связанные с осуществлением публичных мероприятий по размещению отходов на специальных площадках – полигонах, в целях защиты общественного интереса в здоровой окружающей среде.

 

Текстовые сноски на индексы в статье

1  Федеральный закон от 24.06.1998 № 89-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «Об отходах производства и потребления» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2018) // Собрание законодательства РФ. 1998. № 26. ст. 3009.

2 Письмо Росприроднадзора от 25.05.2016 № РН-03-03-31/9771 «О рассмотрении обращения», Письмо Минприроды России от 16.11.2017 № 12-47/30950 «Об обращении с отработанными трубами нефте- и газопроводов», Письмо Росприроднадзора от 13.07.2015 № ОД-03-04-32/11939 «О рассмотрении обращения» и т.д. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «КонсультантПлюс».

3 Пономарев М.В. Право собственности на отходы: правовые проблемы реализации и перехода // Журнал российского права. 2017. № 8. С. 53 - 64.

Также, см.: Зиновкин Н.С. Обзор судебной практики по вопросу платы за размещение отходов производства и потребления // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 2. С. 204 - 211.

4 См.: Ермолина М.А. Принцип платности природопользования и проблемы правоприменения // Правовые вопросы строительства. 2012. № 1. С. 12 - 15.

5 Дудникова А.Г. Передача права собственности на отходы: кто заплатит за НВОС? // Справочник эколога. 2018. № 5. С. 40 – 45.

6 Лунева Е.В. Договорное регулирование внесения платы за размещение отходов: взаимодействие экологического и гражданского права // Экологическое право. 2016. № 1. С. 12 - 16.

7 Определение Верховного Суда РФ от 04.02.2015 № 301-КГ14-1670 по делу № А79-4567/2013 // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «КонсультантПлюс».

Аналогичная позиция встречается и в иных судебных актах. См.: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2015 № 13АП-343/2015 по делу № А56-64185/2014, Постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2016 по делу № А83-2004/2015, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2017 по делу № А43-20389/2016 // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «КонсультантПлюс».

8 Васильев Г.С. О собственнике отходов - разворот судебной практики // Закон. 2015. № 12. С. 106 - 112.

9 Суханов Е.А. Вещное право: научно-познавательный очерк. М.: Статут, 2017. C. 14 – 17, 30 – 32, 70.

10 См.: Белов В.А. Аренда как возвратное обязательство. Дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Белов Валерий Александрович. Москва, 2016. С.73, 94, 123, 125, 180.

11 См.: Белов В.А. Статус лица: юридический аспект // Актуальные проблемы Российского права. 2017. №10. С. 72-79.

12 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 29.12.2017) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32., ст. 3301.

13 См.: п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договора» // Вестник ВАС РФ. 2014. № 8.

В.А. Белов,

к.ю.н., ответственный

редактор «Дайджест новостей» торгового

и потребительского права» юридического

института «М-Логос», г. Москва.

НОВЫЙ УРЕНГОЙ 2020 март
Землепользование при недропользовании 2020 февраль